Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Константин Никитич Тихонравов

Тихонравов.jpgКонстантин Никитич Тихонравов (1822-1879)

В 2012 году исполнилось 190 лет со дня рождения Константина Никитича Тихонравова. Это был человек разносторонний, ярко проявивший себя как краевед, археолог, редактор газеты «Владимирские губернские ведомости», создатель музея Владимирского губернского статистического комитета.

Родился он в Коврове 28 апреля 1822 года.

Оставшись круглым сиротой в 2,5 года, маленький Костя провел детство в Суздале под присмотром мачехи. Здесь Тихонравов обучался в духовном училище, затем продолжил образование во Владимирской духовной семинарии. По окончании ее в 1842 году Константин Никитич поступил работать в канцелярию владимирского губернатора, затем исполнял должность секретаря Владимирского губстаткомитета. В семейной жизни он был счастлив: женившись на Анне Протопоповой, имел детей - Марью, Елизавету, Сергея и Варвару.

Служебная деятельность Тихонравова складывалась успешно. Об этом свидетельствуют его награды: ордена св. Анны 3-й степени, св. Станислава 2-й и 3-й степени, св. Владимира 4-й степени, бронзовая медаль в память войны 1853 ‑ 1856 годов, знак отличия беспорочной службы за 25 лет. За составленный им «Владимирский сборник», подаренный императору Александру II, был пожалован бриллиантовым перстнем. Счастливый человек Константин Никитич и на работе, и все свое свободное время занимался любимым делом ‑ изучением истории Владимирского края.

В 1851‑1852 годах он принимал участие в археологических раскопках, проводившихся графом А.С.Уваровым в Суздальском и Юрьевском уездах. Позднее по поручению археологического общества Тихонравов самостоятельно исследовал курганы в с. Добром Владимирского уезда.

В 1854 году при Владимирском губстаткомитете был основан музей. Значительную роль в его становлении и развитии сыграл Константин Никитич. В 1866 году было решено устроить постоянную выставку мануфактурных и заводских изделий с присоединением к ней музея губстаткомитета. Вся подготовительная работа ‑ сбор экспонатов, изготовление витрин и шкафов ‑ легла на плечи Тихонравова. 23 февраля 1869 года состоялось открытие постоянной выставки мануфактурных и заводских изделий и музея губстаткомитета, разместившихся в зале Владимирской мужской гимназии. С этого момента и до последнего дня своей жизни ‑ 10 лет ‑ К.Н.Тихонравов заведовал музеем. Основой музейной коллекции фотографий и литографий послужило собрание рисунков с древних зданий церковного зодчества, подаренное Константином Никитичем.

В течение 25 лет ‑ с 1853 по 1879 год ‑ Тихонравов редактировал неофициальную часть газеты «Владимирские губернские ведомости». Как редактор, он внес большое оживление в газету, до тех пор не совсем отвечавшую своему назначению. Благодаря его многочисленным, написанным весьма основательно статьям «Владимирские губернские ведомости» становились все более популярными, и число подписчиков на них уже в 1855 году по сравнению с предыдущим годом увеличилось на 73 человека, в дальнейшем этот рост продолжался. Постепенно газета была признана одной из лучших в России.

Неутомимый исследователь Владимирского края, он опубликовал свыше 700 статей по истории, археологии, этнографии и статистике Владимирской губернии, получив у современников звание «владимирского Нестора-летописца». Под редакцией Тихонравова были выпущены 10 выпусков «Трудов» ВГСК и 3 выпуска «Ежегодника» ВГСК. За свои труды по краеведению он был избран членом Русского географического общества, Петербургского археологического общества, Московского общества истории и древностей российских.

Неиссякаемый на находки Государственный архив Владимирской области позволил открыть нам еще одну, ранее неизвестную сферу деятельности Константина Никитича. Как оказалось, Константин Никитич был гласным, то есть депутатом, Владимирской городской думы. В фондах архива сохранились его предложения от 13 апреля 1871 года ‑ «О праздновании в память столетия от избавления г. Владимира от морового поветрия». Обстоятельная записка начинается с истории вопроса. Тихонравов писал о том, что возникшая в 1771 году моровая язва истребила много народа на юге России и проникла до самой Москвы. 22 октября, во время разбушевавшейся в городе чумы, владимирцы принесли икону Боголюбской Божией Матери из Боголюбовского монастыря. И чудо свершилось: после внесения иконы в город из двухсот зараженных умерло три человека. С 1772 года в память избавления от чумы был установлен ежегодный крестный ход 21 мая из Боголюбовского монастыря во Владимир.

Особо К.Н.Тихонравов отметил в своей записке еще об одном памятном владимирцам событии, напрямую связанном с иконой Боголюбской Божией Матери: «В 1835 г. случился пожар в Ямской слободе во время обедни, дома горели по обе стороны улицы, горела и деревянная мостовая ‑ не было никакого спасения, а меж тем свирепствовал сильный порывистый ветер, пламя лилось рекой по направлению к городу. Это случилось в июне, бывшая в то время в городе икона Боголюбская находилась в Георгиевской церкви, совершал литургию боголюбский архимандрит Феофил. Народ, не видя никакого спасения от огня, ринулся в храм св. Георгия и, взяв икону Божией Матери Боголюбской, устремился к месту пожара. И как только обнесли святую икону вокруг слободы, ветер, до того устремленный на город, обратился в противоположную сторону, где уже до ста домов обращены были в пепел, и пожар сам собой прекратился. Только это небесное покровительство, по мнению горожан, и спасло весь город от неминуемого истребления».

Юбилей знаменательного события ‑ столетие избавления Владимира от чумы благодаря иконе Боголюбской Божией Матери ‑ Тихонравов предложил городской думе «увековечить на память потомству» следующим образом. Во-первых, исходя из того, что во Владимире памятником княжению Андрея Боголюбского служил созданный им Успенский собор, а в Боголюбовском монастыре не осталось никакой памяти о пребывании там великого князя, то Тихонравов предложил перенести из Успенского собора в Боголюбовский монастырь каменный гроб, в котором отпели и принесли во Владимир убитого в 1174 году Андрея Боголюбского. Во-вторых, во Владимире находился Ризоположенский храм, расположенный на Золотых воротах, построенных Андреем Боголюбским. Он оставался «много раз подолгу пуст без пения». В память столетия избавления Владимира от смертоносной язвы, по мнению Тихонравова, можно было бы устроить непрерывное служение в Ризоположенском храме, предоставив это инокам Боголюбовской обители, недалеко от церкви они могли бы и проживать. А в устроенных в позднейшее время внизу Золотых ворот двух обращенных к городу помещениях открыть часовни: одну ‑ в память Андрея Боголюбского и другую ‑ в честь иконы Боголюбской Божией Матери. Предложения Тихонравова гласные городской думы приняли единогласно. Но «благим намерениям» сбыться было не суждено.

В августе 1871 года архиепископ Владимирский и Суздальский Антоний уведомил городскую управу о своем отношении к предложениям Константина Никитича Тихонравова. Советуясь со специалистами, в том числе с известным археологом и историком искусства Г.Д.Филимоновым (именно он в 1860-е годы обнаружил наплечник «Распятие Христово» Андрея Боголюбского «среди хлама» в подвале одного из монастырей Владимирской губернии), относительно предполагаемых часовенных пристроек к Золотым воротам, он услышал единогласный отзыв их, что пристройки могут только исказить этот уникальный памятник отечественной старины. На вопрос Антония относительно службы и проживания рядом с церковью на Золотых воротах монахов настоятель Боголюбовского монастыря архимандрит Даниил ответил ему, что это невозможно как по неимению на то монахов, так и по неудобству жизни для иноков вне обители и притом в самой шумной среде города, вблизи базара и по соседству с театральным зданием. А предполагаемая обществом передача Золотых ворот с храмом в ведение Боголюбовского монастыря не только не принесла бы ему никакой пользы, но и вовлекла бы обитель в обременительные издержки на ремонт здания и окружавшей его мостовой. Со своей стороны архиепископ высказал пожелание управе предложить городскому обществу сооружение на Студеной Горе храма в честь иконы Боголюбской Божией Матери, так как на протяжении почти двух верст от Золотых ворот до первой приходской церкви на запад не было в то время ни одного молитвенного дома. В итоге предложения Тихонравова, ратовавшего за сохранение памяти о юбилейной дате ‑ столетии избавления владимирцев от чумы, ‑ не были реализованы.

Последние годы жизни Константин Никитич Тихонравов постоянно болел. Умер он 6 июля 1879 г. и был похоронен на Князь-Владимирском кладбище. День­ги, собранные по подписному листу на памятник ему, пропали.  Над могилой человека, много потрудившегося для сохранения памятников родной старины, не было поставлено даже простого деревянного креста. Такая печальная судьба постигла ныне совсем уже утраченную могилу К.Н.Тихонравова.

О нем самом кроме его обширного опубликованного краеведческого наследия в виде книг и статей владимирцам и гостям нашего города мог бы напоминать дом № 23 на улице Герцена, в котором он жил, если бы на доме была установлена мемориальная доска…

Материал взят с сайта: http://vladimirblog.net/vladimirskij-kraeved-konstantin-tixonravov/